вторник, 25 февраля 2014 г.

Рукопись о Людях мира сего

И так, с прошлой недели у меня ни чего не поменялось - работы меньше не стало, за то прибавилось забот :). А по сему блог мне всё так же некогда писать. Но! Если верить статистики собираемой здесь, то мой "Креатор" кто-то читает О_о а раз так то я поступлю так: пока у меня не закончатся запары (я надеюсь это будет в начале марта) и я не смогу больше времени уделять никчёмной беллетристики, я буду выкладывать здесь кусочки своей писанины десятилетней выдержки. Вдруг и это кто-то будет читать o_O. Однако, должен заметить что рассказов размера блога у меня маловато, а потому я буду выкладывать здесь по главе того что у меня называется "Люди мира сего". Не переживайте, главы по большей части самодостаточны и вполне сгодятся за отдельные рассказы...




Люди мира сего
Картинка любезно скачалась с http://www.bankoboev.ru :)
 Старые друзья
– Привет…
– Привет.
Наверное со стороны это казалось странно, два человека не видевшие друг друга много лет здороваются будто расстались вчера. Ян стоял, облокотившись о дверь шлюза, и со странной тоской рассматривал гостью.
– Узнал? – тихо спросила Ольга.
– Конечно… Проходи.
Оля вышла из шлюза, вставила палец в сканер и в нерешительности остановилась, на ней была легкая белая кофточка и удобные органические штаны, длинные тёмные волосы скользили по плечам. Она осталась такой же молодой и красивой.
– Давно прилетела?.. В смысле в систему. – Уже чуть бодрее спросил Ян.
– Три дня назад, и сразу к тебе.
– Корабль твой? – Ян спиной прошёл в единственную, но огромную комнату, и сел за стол. На столе дымилась копчёная курица, стояли две чашки чая, печенье и конфеты высыпаны прямо на стол.
– Нет, служебный, я что похожа на бессмертную? – Стандартно отшутилась Ольга. – А ты ни капли не изменился. – Её голос тоже стал обретать силу.
– Это так кажется. Извини мне здесь особо нечем угощать. Я вас только пару часов назад заметил, если бы знал, что это ты поставил бы спиртное.
– А сейчас нельзя? – Осматривая помещение спросила Ольга. Зал был огромен и видимо занимал как минимум четвёртую часть астероида. Компьютерный центр у дальней стены не проявлял признаков жизни, где-то за ним тихо рокотал реактор, почти у самого стола замер технический дройд, с права у стены стояла большая квадратная кровать и также как много лет назад не заправлена. “Нет, – улыбнулась про себя Ольга, – ты не меняешься”. Ольга отметила что нет разницы в гравитации с кораблём, "значит 0,5 от стандартной" – решила она. Уменьшенная гравитация создавалась не для облегчения жизни человеку, это была обычная мера экономии энергии.
– Я смотрю, зато ты богат. – Осмотревшись, резюмировала Ольга.
– Да. Немного. Сельма, водку, пожалуйста.
Робот ожил и вскоре прикатился с запотевшей бутылкой, из недр стола появились две рюмки. Ян взял чашку чая, она была чуть тёплая, тронул пальцем шкалу в районе сорока пяти градусов и отхлебнул быстро нагревающейся чай.
– Я, Ян, к тебе по делу. Хочу пригласить тебя на работу…
– Тогда Ольга ты зря теряешь время, я уже на…
– Помолчи, да помолчи же прошу, подожди,.. обещай что выслушаешь и подумаешь хотя бы минут пять.
– … хорошо… Но только давай не сегодня. Я надеюсь ты не торопишься?
Ольга тоже отхлебнула чаю – чай был не сладкий и отдавал незнакомым ароматом:
– Нет, не тороплюсь. А ты здесь один живёшь? Тебе же всегда нравился город, люди.
– Мне нравится не город, а те глобальные процессы, которые в нём проходят. Мне нравится видеть, как строятся новые дома, как растёт город, и как миллионы мелких людишек, словно винтики громадной машины, даже не осознавая того, чётко и слажено растят этот город.
Ян давно разлил водку и рассеяно озирал стол, и только теперь, когда закончил говорить, осознал что ищет:
– Сельма, а закуску?
– Извини, Ян, вся закуска кончились. – В подтверждение робот развёл манипуляторы в стороны.
– Сделай хоть салат, какой.
– Процесс синтеза закончится через тридцать две минуты.
Ян указал рюмкой на курицу и добавил:
– За нашу учёбу, золотые годы…
Они синхронно приподняли, а затем опрокинули рюмки. Ольга оторвала окорок и с жадностью впилась в него.
– Господи, что это за пойло?
– Не знаю, Сельма гонит, раньше мы и похуже пили.
– Раньше я была молодая и глупая. Ну так как, ты здесь один? И вообще как живёшь, в смысле жил всё это время? – Ольга почувствовала как в животе разливается тепло, это тоже будило воспоминания. – Я слышала ты прославился?
– Прославился… Быстро у тебя язык развязывается, шучу. Да не чего со мной не было… – Ян потёр бровь, – ты же тогда не сразу с Земли улетела, да?.. Пару лет я бездельничал, так сказать жил в своё удовольствие… Тоже весело было… Э-э, потом работал в лабораториях – всяких разных, даже перечислять не хочется, позже поехал с колонистами биологом. Это мне тоже понравилось… Мы хоть и проходили внеземные экосистемы, но когда видишь это лично… Человек по своей натуре эгоцентрист, он думает что всё и везде так как вокруг него, поэтому когда представляешь внеземных животных, всё равно рисуешь им голову, а если не голову то рачьи лапы, если глаза то только на голове, и обязательно круглые, ну ты понимаешь. Ну вот и я когда увидел эти хищные "деревья"… Без листьев, с развитой нервной системой, с трёхсторонней симметрией. Они ночью охотились, вибрацию земли почуют и крадутся туда, не единого шороха не слышно, когда метров десять остаётся, резко атакуют. Боевые ости вперёд как вилы выставят… Убьёт корни воткнёт и переваривает – у них наружное пищеварение. Потом в себя всё всасывает. Ещё там хемосинтезирующие животные… А… что я тебе рассказываю сама всё знаешь. Больше вроде негде не работал, немного побыл вольным учёным, а теперь опять бездельничаю. Кстати там, в колонии у меня родился сын – Майк. Я когда уезжал он с Флор, его матерью, оставался. Не так давно Майк прилетал, у меня с пол года пожил, да поехал путешествовать, планирует либо в университет поступать, либо сразу в колонию вернутся, говорит нравится ему та земля – прикипел. Романтика у него видишь ли в одном месте играет.
Ян налил ещё по стопки, было приятно вот так сидеть и просто болтать, мелькнуло в голове, что его отшельничество зашло далековато и люди в целом не такие уж плохие существа как иногда кажется.
– Ну а ты чем занималась?
– Ну я что,.. два года на земле с Майком жила, затем он на Новый Марс подался, а я в науку. Там сям поработала, работы позащищала постепенно до синего доступа дослужилась. Сейчас научной станцией руковожу. В общем чего хотела того добилась. – Ольга тихо радовалась что ведёт разговор в нужное русло, – а ты скромничаешь, я читала твой "Хаос", ну точнее я начала читать когда засобиралась к тебе, сейчас дочитываю. Сильная книга, одно то что появился культ уже говорит как она повлияла на умы. Тебя небось за неё на пару цветов вверх подняли, я права? Сколько у тебя жизнь?
– Книга как книга… я её не для поклонения писал, иначе бы библией назвал, я хотел объяснить как вселенная устроена, придать "человеческие" черты физическим процессам, а это быдло культ видите ли устроили…
– Ты это, от вопроса то не уходи, – выпив вторую рюмку Ольга обнаружила что, во-первых, пьянеет, и во-вторых разговор уходит в сторону, – сколько тебе определили лет? Вот мне например 749. – С гордостью и вызовам заявила она.
– И мне много. Чем на своей станции занимаешься? – Спросил Ян уходя от вопроса.
Ольга разрывалась, с одной стороны очень хотелось знать чего это вдруг он скрывает сколько ему определено (может продал нафиг всё?), с другой стороны речь зашла о работе. Ольга слегка лукавила – у неё не было лишнего времени, она могла задержаться на день, два, даже на неделю, но желательно уехать сегодня, причём с Яном. Оставалось надеяться что он всё также лёгок на подъём, как когда-то.
– Мы сейчас запускаем новый эксперимент, – Ольга решила что, главное взять его с собой, остальное можно и потом узнать, – это важный проект, он подтвердит или опровергнет всё на чём базируется вся ксенопсихология и многие смежные науки. Если коротко и грубо, то мы хотим воспитать из неандертальца гражданина государства.
– Ну и дураки. – Чуть слышно пробормотал Ян.
В университете Ян славился своей непредсказуемостью, с ним всегда было трудно говорить на подобные темы. То, что другие считали очень важным, он мог опустить на уровень сломанного ногтя. А то, что он считал важным или интересным другие просто не воспринимали. Поэтому она внутренне была готова к различным реакциям – издевательский смех, псевдосерьёзность, заинтересованность, словом что угодно, но вот печальное "дураки" ни как не вписывалось в её сценарии.
– Почему дураки?
– Потому… Себе и вашему "чудику" жизнь испортите для доказательства того что и так известно. Или он вас лично просил его перевоспитать? Скучно ему что ли по вашему?.. – саркастически начал Ян. – Сколько ему лет, по развитию естественно? – гораздо более миролюбиво закончил Ян.
– Он ещё не родился. – "Зацепила, теперь ты мой" – возликовала про себя Ольга, и продолжила, – это клон одной умершей особи, вынашивается in vitro. Мы будем воспитывать его с рождения, он даже не будет знать той жизни. А у них там сейчас что-то типа каменного века. Так что ты не прав, здесь нет никакого насилия.
– Он хоть гуманоид? – Ян уже говорил спокойно, он уже опять подумал что люди беспросветно глупы, но ему стало интересно во что его втягивают.
– Нет. Мы специально искали негуманоидную расу.
– Нет, вам точно скучно жить. Вместо того чтобы подняться по ступенькам вы будете пробовать запрыгнуть на здание… Кем я там буду?.. если буду.
– Я ещё не придумала название должности... ну, например "главный консультант по воспитанию", как тебе это?
– Няня, короче. Ты давай пей. Что сидишь-то… Я подумаю. И завтра тебе отвечу, а сегодня завязывай с этой темой, сегодня давай о чём ни будь другом, ладно.
Ольга выпила вслед за Яном, водка уже не казалось такой крепкой, как в первой рюмке. Гостья молча рассматривала хозяина – острый прямой нос, такой же острый подбородок, высокие скулы и волосы собранные в конский хвост. Нахлынули воспоминания, и невольно появилась улыбка. Она помнила как собирались большие компании, как незнакомые люди сидели за накрытым столом, они пили болтали и пели будто много лет знакомы друг с другом. Помнила она и другие вечера в маленьких тесных компаниях, когда за сигаретами и пивом всю ночь велись разговоры в пол голоса, этими воспоминаниями особенно дорожила Ольга. Тогда всё это казалось обыденностью – маленькие детки обрели независимость от родителей, сейчас, почти двадцать лет спустя это представляется невообразимо романтично и немного наиграно – будущее человечества в спорах об устройстве мира.
– Даже не верится, что ты, тот кто собирал у себя чуть ли не полсотни человек за раз, живёшь как отшельник один, на метеорите размером с булыжник.
– Я и есть отшельник Ольга. Самый настоящий отшельник, я очень устаю от людей, поэтому и живу здесь "на метеорите размером с булыжник".
– Ну, ты разве не скучаешь по тем гулянкам?
– Как тебе сказать, они дороги моей памяти, мне вообще моя память дорога. Если серьёзно подумать то скучаю далеко не по всем пьянкам, особо мало скучаю по тем глобальным, хаотичным попойкам. Правда с удовольствием вспоминаю их масштабы, ведь весь район замирал все знали студенты гуляют. Хотя нет, вру, по глобальным попойкам тоже скучаю. Сейчас мне ни за что не организовать мероприятие такого масштаба.
– Слушай, на корабле кто есть? – после паузы спросил Ян.
– А что? Хочешь погудеть?
– Нет, просто что им на корабле то ошиваться? Пусть отдохнут, у меня места не много но…
– Ян, я одна не переживай. Точнее там есть бортинженер – Дейв, но он сюда точно не придёт, он очень замкнутый, да и вообще на корабле ему лучше чем здесь.
– Сельма вызови корабль…
Представший в голограмме человек имел тёмные волосы хмурый вид и вместо левого глаза имплантант. Имплант неизвестной для Яна модели выглядел странно, где-то даже стильно, помимо самого глаза была заменена вся глазница часть виска и ушной раковины. Имплант не прятался и не был замаскирован, напротив, он выставлялся на показ блестя хромом как ложка королевы.
Компьютер отследил пристальный взгляд Яна и тут же услужливо проектировал основную информацию о импланте прямо на сетчатку глаза, Ян привычно моргнул "смахивая" ненужную информацию.
– Бортинженер Дейв? Не хотите пройти отдохнуть на астероиде?
Бортинженер молча мотнул головой и тут же отключился.
– Да, не очень приветливый тип.
– Я тебя предупреждала, осёл упрямый, вечно с твоей упрямостью куда то влипаешь.
– Да ничего подобного!
– Да? А когда ты с Троем поспорил что он не загонит аэрокар в дом через балкон? – Ольга хотела сказать всё серьёзным тоном, но вспомнив этот случай эмоции предали её и она рассмеялась.
Ян тоже начал смеяться, он хотел что-то добавить, но от смеха в легких не было воздуха, а скулы свело до боли. У Ольги выступили слёзы она пыталась прекратить смеяться, но каждый раз в памяти всплывал образ громоздкого аэрокара в маленькой комнатке, глаза очумелого полицейского и испуганных соседей. Когда Ян уже корчился от смеха на полу, а Ольга растекаясь по столу судорожно пыталась вздохнуть, робот невозмутимо и гордо привёз закуски. Постепенно успокоившись старые знакомые сели за стол и вспомнили другой случай из студенческой жизни: как их на практике по колониальному делу "забыли" почти на месяц на Фобосе, и как их сокурсник назначенный руководителем группы на шестой день впал в истерику и Ольге пришлось брать руководство на себя.
Когда они допили водку, в синтезаторе был готов приличный ликёр и друзья перешли на него. Сокурсники то вспоминали дни учёбы и общих знакомых с неизменным в веках вопросом "да? ну и как она?", то по очереди рассказывали истории из своей жизни, здесь Ольга значительно превзошла Яна. Ночь была длинна и весела, память услужливо предоставляла темы для разговора, а алкоголь весёлое настроение…

Комментариев нет:

Отправить комментарий